Ресурс Кибер-Акына » Глобальное » Львов 20 лет спустя

Львов 20 лет спустя

Львов 20 лет спустя

Мои заграницы. Львов.

Странно, конечно, называть заграницей город, где родился, однако известные события разделили большую страну на 15 поменьше, я живу в Самаре и являюсь гражданином России, а Львов стал заграницей.

Львов. Вид с Высокого замка. Фото: Владислав Бояров.

Последний раз я был на родине в августе 1990, за год до ГКЧП и череды последовавших за ним событий. Потом всё не получалось, и вот в мае 2012 года корпорация obzor пригласила меня в Киев на презентацию нового процессора (кодовое название Ivy Bridge). Понимая, что другой такой случай представится не скоро, я на пару дней съездил во Львов.

Львов. Стрыйский парк. Фото: Владислав Бояров.

Сначала я хотел начать описывать свои впечатления о нынешней Украине в хронологическом порядке с Киева, но преодолеть боль за родной город не получилось, да я особо и не пытался.

Львов. Площадь Адама Мицкевича. Фото: Владислав Бояров.

Немного истории, без которой ничего не будет понятно. У меня давно было желание написать серию материалов про Львов под названием «Неизучаемая история» – а сейчас появился замечательный повод это сделать.

Город основан в середине XIII века князем Даниилом Галицким. Следует отметить, что на тот момент Киевская Русь существовала в виде 15 отдельных княжеств, жители которых называли себя по столичным городам княжеств: новгородцы, суздальцы, куряне, галичане.

Львов. Улица Кафедральная. Вид на костёл кармелитов босых.

После смерти Льва Юрьевича Галицкого вместо князя из Рюриковичей – Владимира Львовича, на галицкий престол был возведён представитель польской династии Пястов Болеслав. Он был бездетным, что дало повод после его смерти в 1349 году польскому королю Казимиру III Великому захватить власть в Галиции, а заодно и освободить эту территорию от татарского ига. Через 7 лет в 1356 году Казимир III даровал Львову Магдебургское право, предусматривавшее самоуправление, а по сути – закон, избавляющий город и его граждан от произвола главы государства, т.е. самого даровавшего.

Львов. Памятник Максиму Кривоносу. Фото: Владислав Бояров.

Надо сказать, что в России аналог Магдебургского права появился только в 1785 году – это изданная Екатериной II Грамота на права и выгоды городам Российской империи, известная также под названием Жалованная грамота. Львиную долю своей истории город принадлежал Польше в различных её инкарнациях, однако европейские границы постоянно двигались, и за столько лет случалось всякое.

Львов. Стена замка. Фото: Владислав Бояров.

В 1370-1387 годах город находился в составе Венгрии, а в 1649, город был осаждён украинскими казаками во главе с Богданом Хмельницким. Они захватили и уничтожили Высокий замок, но оставили город после получения выкупа – типично пиратское поведение. В 1655 году шведские армии вторглись в Польшу, захватили большую её часть и осадили Львов. Однако они были вынуждены отступить, так и не взяв город. Осада Львова русско-казацкими отрядами Бутурлина и Хмельницкого также была снята, но уже из-за вторжения крымского хана на Украину. В следующем году Львов окружила армия трансильванского князя Дьёрдя Ракоци I, но и на этот раз город взят не был. В 1672 году армия уже Османской империи под командованием Мехмеда IV вновь осадила Львов, однако война была закончена до взятия города. В 1675 году город атаковали турки и крымские татары, но король Ян III Собеский разбил их 24 августа в битве, которая получила имя Львовской. В 1704 году, во время Великой северной войны, город был захвачен и разграблен впервые за свою историю – армией шведского короля Карла XII. В 1772 году, после Первого раздела Польши, Львов стал столицей австрийской провинции – так называемого Королевства Галиции и Лодомерии. В начале Первой мировой войны город был взят русскими войсками (сентябрь 1914) и до 14 июля 1915 года был центром Галицийского генерал-губернаторства, пока город снова не был занят австро-венгерскими войсками. В соответствии с Версальским договором Австро-Венгерская империя перестала существовать и Львов вошёл в состав воссозданного польского государства, продолжая оставаться достаточно самостоятельной единицей с весьма пёстрым населением. Основу населения составляли поляки, и по переписи 1931 года польский считали своим родным 63,5% населения, на втором месте евреи – идиш был родным для 24,1%, украинский 7,8%, русинский 3,5% остальные 1,1%.

Приходится о многом нам писать в прошедшем времени: нацистами еврейский Львов распят, под тяжким бременем раздавлено советским кулаком его наследие, а нетерпимость топчет каблуком ростки последние. Еврейский Львов истаял на глазах, как дым над крышею. По городу гуляют лишь во снах львовяне бывшие. Огонь меноры всё ещё горит во мгле и темени. Приходится о многом говорить в прошедшем времени.

Параллельно этой истории есть другая ветка: украинский сепаратизм и терроризм. Разумеется, не все украинцы, проживавшие в Галиции, были сепаратистами, как далеко не все нынешние мусульмане являются террористами. Однако, если человек совершает теракт с именем аллаха на устах – то кто же он ещё. Так и в Галиции существовало течение, стремившееся отделить от многонациональной Польши часть территорий и устроить там национальное (видимо, мононациональное) украинское государство. Наиболее известный представитель этого течения – Степан Бандера. За теракты, результатом которых были смерти мирных жителей, он был в 1934 году арестован и осуждён на пожизненное заключение.

В сентябре 1939 года в процессе уничтожения Польши Львов достался Советскому Союзу, в 1941 году – нацистской Германии, в 1944 – опять СССР. От кого и сколько граждан потерял город – это тема многотомного исследования, но когда моего деда демобилизовали в 1944 году, то ему предложили любое пустующее жильё на выбор – от многокомнатной квартиры в старом городе до коттеджа на Новом Львове. Историю Львова начали срочно править – он внезапно стал древним украинским городом, временно (с 1366 по 1939 годы) оккупированным поляками. К 1989 году процент украинского населения вырос до 79,7%, русского (отнесённого в 1931 году к категории «остальные») до 16,1%, зато доля евреев упала до 1,6%, а поляков – до 1,2%. Надо заметить, что убыль евреев нельзя списывать только на немецкий нацизм: по данным сайта Еврейский Львов в 1959 году во Львове проживало 25800 евреев, а в 2001 – 1900.

На место изгнанного и/или уничтоженного коренного населения после Второй мировой войны во Львов потянулись два потока новых жителей: русскоязычные граждане, организованно переселяемые туда империей и украиноязычные, просачивающиеся во Львов из соседних сёл и областей. Здесь надо отметить, что советская власть удалила из города не только поляков и евреев, но и не желающих ею восторгаться украинцев, и тут сторонники львовских сепаратистов поняли, что нахождение в составе Польши было белой полосой в их истории. Однако их недовольство обрушилось не на тех, кто в Кремле и до кого они не могли дотянуться, а на тех, кто рядом, то есть на таких же бедолаг, так же страдающих от советской власти, только говорящих на русском языке. И «историческая память» услужливо подсказала им «незалежную» интерпретацию истории: будто спокон веку (то ли со времён фараонов, то ли со времён палеолита) жили в мононациональном Львове «незалежные» украинцы, и вдруг в 1939 году пришли «кляты москали» и лишили их всего. Сейчас это в значительной мере улеглось, никакой неприязни за всё время я не почувствовал, но вот «оригинальная» трактовка истории, на мой взгляд, очень сильно мешает городу вернуть себе былую славу одного из центров европейской цивилизации.

Львов. Памятный знак «Львов – родина украинского футбола». Фото: Владислав Бояров.

Львов. Реклама львовского пива. Фото: Владислав Бояров.

Львов. Памятная доска провозглашения украинской государственности. Фото: Владислав Бояров.

Поэтому экскурсию по Львову я хочу начать с памятника футболу. Вот копипаст с украинского сайта: ИМЕННО КОМАНДЫ ЛЬВОВА И КРАКОВА ВПЕРВЫЕ СОШЛИСЬ В ОФИЦИАЛЬНОМ МАТЧЕ В УКРАИНЕ В 1894 ГОДУ. Для полноты картины осталось только написать про чемпионат Украины 1894 года, и такое ощущение, что здесь только вопрос времени – ещё несколько лет борьбы против фальсификации украинской истории, и это будет написано. Или реклама львовского пива, которой увешан весь город: Украина, 1715 год. Разве авторы рекламы не знают, что украинским Львов стал только в сентябре 1939 благодаря знаменитому Пакту? Наверняка знают, но уж очень хочется написать красивую историю о том, что украинским Львов был всегда. Дохожу до площади Рынок о остолбеневаю от мемориальной таблички: «..30 июня 1941 года провозглашён акт восстановления украинского государства..». Я не захожусь в патриотическом порыве, не собираюсь кого-то вразумлять про подвиги наших дедов и пролитую кровь – надоело уже и то, что бурным потоком льются с экранов нашего зомбоящика. Но вдумайтесь: 30 июня 1941 года… Я не помню историю Второй мировой по дням, поэтому поначалу подумал, что Красная армия отступила, Вермахт на подходе, а «украинские государственники» собирались оборонять Львов так же, как в своё время это сделали Львовские орлята. Однако, всё не так: как раз в этот день немцы вошли в город. Выходит, они решили, что нацисты, захватившие одну часть Польши в 1939 году, другой части в 1941 предоставят независимость? За какие заслуги? В заявлении провозглашённого украинского государства говорилось: «Москва и жидовство – это самые большие враги Украины». Антисемитская политика Гитлера известна, на кого он напал 22 июня 1941 года – тоже. Население Львова на тот момент на треть состояло из евреев, а Москва только что провозгласила польский Львов украинским. Кроме желания подыграть нацистам ничего в этом заявлении увидеть не могу, как не силюсь.

Вот так сепаратистско-националистическое движение, первоначально направленное против польского государства, в угоду нацистам стало антисоветским и антисемитским.

Однако город, один из красивейших в мире, остался почти нетронутым. В начале 20-х его удалось отстоять Львовским орлятам, в сентябре 1939, окружённый немецкими и советскими войсками, ввиду явного преимущества противника Львов сдался без боя, в июне 1941 его без боя оставили советские войска, а в июле 1944 – немецкие. Его не постигла судьба Дрездена, Варшавы или Севастополя. Поэтому, когда некоторые политики говорят про «подвиг тех, кто спас Львов от взрывов, сохранил Львовский театр, Лычаковское кладбище», знайте – это неправда. Скорее, надо говорить о благоразумии тех, кто не стал превращать город в поле боя, да поблагодарить судьбу. А может, благодарить надо тех, кто построил город такой красоты, что даже у самых отмороженных негодяев не поднялась рука на разрушение этой красоты? Впрочем, это не совсем так: наиболее яркие в историческом смысле памятники подверглись разрушению в годы советской власти.

В первую очередь это Мемориал Львовских орлят на Лычаковском кладбище, чему посвящён отдельный материал.

Львов. Здание Рацлавицкой панорамы в Стрыйском парке. Начало 20 века.

Львов. Бывшее здание Рацлавицкой панорамы в Стрыйском парке. 2012 год. Фото: Владислав Бояров.

Львов. Памятник Яну Килинскому в Стрыйском парке.

Целый пласт истории Львова – восстание Тадеуша Костюшко 1794 года. В советское время Российская империя считалась тюрьмой народов, а восстание Костюшко – действием позитивным. Однако после уничтожения Польши в 1939 году отношение стало двойственным. Вот, к примеру, Рацлавицкая битва, в которой польские повстанцы вынудили российские войска бежать с поля боя. Панорама этой битвы длиной 114 метров и высотой 15 метров была открыта в годовщину битвы 5 июня 1894 года в ходе проходившей во Львове всеобщей отечественной выставки. Надо сказать, что верхняя часть Стрыйского парка, где было построено здание панорамы, в 50-70 годы всё ещё называлось Выставкой. В 1946 году полотно панорамы было передано Польше, а полуразрушеное здание несколько десятилетий зияло дырами, пока его не освоил политехнический институт, и теперь о существовании панорамы мало кто помнит, а вскоре и совсем забудут. Парк Костюшко, что напротив университета, переименован в им. И. Франко. Чудом уцелел в Стрыйском парке памятник соратнику Костюшко – Яну Килинскому. А вот парк Костюшко, что находится возле львовского университета, переименован в парк Ивана Франко. Впрочем, и сам львовский университет, основанный в 1661 году по указу польского короля Яна II Казимира и первоначально носивший его имя, тоже переименован в имени Ивана Франко. Вообще в топонимике Галиции Иван Франко занимает такое же положение, как в России Ленин и Горький вместе взятые. Город Станислав переименован в Ивано-Франковск, посёлок Яново – в Ивано-Франково, я жил на улице Ивана Франко. Все эти переименования случились ещё в то самое время, когда кляты москали, по версии нынешних украинских националистов, жутко их угнетали. Впрочем, это же касается и самого Ивана Франка, согласно советской и новоукраинской истории, нещадно угнетаемого польскими капиталистами. Благостную картину портит только дом-музей – такому мини-замку и сейчас позавидовало бы большинство жителей бывшего СССР.

Был сослан в Гданьск памятник Яну Собескому. С ним у меня связана забавная история. В 1990 году мы с отцом, будучи во Львове, решили зайти на «биржу» – так называлось место сбора футбольных болельщиков недалеко от оперного театра. Но в то время все футбольные страсти затмила политика: активисты Руха обличали с трибуны клятых москалей, которые не дают украинцам почитать своего поэта Тараса Шевченко. И теперь, когда власть москалей ослабла, украинцы наконец-то поставят памятник Шевченко вот на этом самом месте. Внезапно к трибуне выходит мой отец и говорит: очень правильное место выбрали для памятника Шевченко, здесь как раз сохранился фундамент от памятника польскому королю Яну Собескому, прямо на него и ставьте. Возмущённые крики: мол, это всегда была украинская земля, никаких польских королей здесь не было… Честно говоря, мне стало страшновато, и одновременно приятно за то, что у меня такой отец: не только эрудированный, но также смелый и честный.

Львов. Памятная доска Роману Дашкевичу на улице Коперника. Фото: Владислав Бояров.

Мемориальная доска о провозглашении 30.06.41 Украинского государства была далеко не единственной, об которую я «споткнулся». На улице Коперника (её даже нацисты во время оккупации не стали переименовывать – изменили только в соответствии с нормами языка на Коперникусштрассе) на здании, где расположен магазин музыкальных инструментов «Трембита» (в советское время там продавались дефицитные в остальной стране усилители «Амфитон» и наушники ТДС-5) находится доска с надписью о том, что в этом доме находилась организация, которую в 1925-1939 годах возглавлял Роман Дашкевич, генерал-хорунжий армии УНР. Представляете, какая прелесть: УНР просуществовала с 1917 по 1920 годы, а с 25 по 39 год на территории Польши генерал разгромленной армии УНР не таясь, ходит в своих лампасах и эполетах, да ещё возглавляет организацию. Всё оказалось проще: в указанные на доске годы цивильный Дашкевич был лояльным гражданином, окончил Львовский университет и открыл адвокатскую контору. А звание генерала ему присвоили позже, в эмиграции, когда никаких войск УНР уже и в помине не было. Кто мог присвоить гражданскому человеку звание генерала не существовавшей на тот момент армии, найти не удалось.

И вот так постоянно: те, кто творил реальную историю Львова, забыты, высланы, зато разрушители и сепаратисты ходят в героях. Но о Бандере, как я и обещал, будет отдельный материал.

Владислав Бояров

Статьи по теме:
«Мои заграницы: Алжир». (11.09.2010)
«Мои заграницы: Болгария». (12.09.2010)
«Мои заграницы: Америка». (15.09.2010)


Теги: Украина, впечателения

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий
  • Группа: Авторы
  • ICQ:
  • Регистрация: 29.05.2013
  • Статус: Пользователь offline
  • Комментариев: 3
  • Публикаций: 0
^
Спасибо за статью. Я была во Львове. Но про историю знала мало.
Сколько ни пиши таких статей, всё мало ...имеюший уши да услышит...но каждый слышит то, что ему хочется, и видит аналогично.
Противостояние "коренных" украинцев и "клятых москалей"- это у нас в Украине больная тема. Но,гуляя по улицам Львова, я спрашивала проходивших мимо людей( и молодых, и пожилых) как пройти туда-сюда, люди вежливо отвечали на своём родном языке, кто-то переходил на русский. Никакой неприязни я не почувствовала. Хотя у нас на юге Украины(я живу в Николаевской области, преимущественно русскоговорящей) про Львов ходили слухи, что, если ты спросишь у львовян что-то по-русски, тебе никто не ответит.
Народ у нас очень политизирован на Украине. Во времена правления В. Ющенко очень много было внесено "патриотического" сумбура в головы украинцев, появились новые забытые "герои" , иногда даже противно слушать как превозносят полицаев, работавших на немцев. Ветеранов оскорбляют...больно.
Получилось немного сумбурно, извините...задело за живое.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
 

*****