Ресурс Кибер-Акына » Технологии и наука » Hi-Tech » Минские советские ЭВМ: от рождения до заката. Часть 2.

Минские советские ЭВМ: от рождения до заката. Часть 2.

Минские советские ЭВМ: от рождения до заката. Часть 2.

Первая часть статьи размещена по ссылке Минские советские ЭВМ: от рождения до заката. Часть 1.


С высоты жизненного опыта свое участие в проекте по созданию вычислительных машин серии ЕС ЭВМ минские специалисты оценивают во многом и удачным и ошибочным одновременно. Первая машина ЕС 1020, которую разработали после принятого в СССР решения по адаптации IBM System/360, появилась в 1971 году как раз в Минске. Справедливости ради надо сказать, что впоследствии наибольшую популярность у потребителей Советского Союза получили машины серии ЕС ЭВМ из ГДР, как более надежные, но минские разработки прочно заняли второе место. Еще одной вехой в истории вычислительной техники стало то, что именно с этого времени в обиход стал вводиться понятие «мейнфрейм», обозначающий распределенную компьютерную систему на основе единого централизованного вычислительного устройства. Не смотря на то, что более старые вычислительные машины также можно отнести к мейнфреймам, такой термин стали применять именно с началом эры System/360 совместимых ЭВМ. Ну а деятельность НИИ ЭВМ стала ориентироваться на модернизацию и развития мейнфреймов ЕС ЭВМ. Менялись линейки моделей ЕС ЭВМ с «Ряд-1» на «Ряд-2» и так далее, но с точки зрения программиста обеспечивалась хорошая преемственность. Однако, в любом случае, ориентация оставалось на адаптацию идущих впереди всех прототипов мейнфреймов компании IBM. Приходилось потрудиться и программистам. Так, с выходом модели IBM System/370 появилось улучшение программных возможностей, но системное ПО для адаптации нужно было перерабатывать. Кстати, именно с выпуском в 70-е годы модели System/370 в вычислительную технику пришли понятия прикладного и системного программного обеспечения. Когда в ответ на выпуск IBM машины System/370, НИИЭВМ поручили создать соответствующий аналог ЕС 1035, в обиходе стали говорить, что для реализации проекта требуется модернизировать системное ПО. Советские программисты, ранее занимавшиеся разработками средств управления процессором, теперь стали называться системными программистами. Хотя, если смотреть правде в глаза, вся работа с системным ПО все равно проходила в рамках адаптации программных средств, сделанных для IBM System/370.

Компьютеры ЕС 1035 были разработаны и пошли на замену предыдущему семейству ЕС ЭВМ в конце 70-х. По оценкам участников проекта, это был неплохой ответ IBM, показывающий, что советская отрасль вычислительной техники еще может как-то своеобразно конкурировать с американским гигантом. Но после этого объявилась одна сугубо технологическая реальность, по которой проекты собственного выпуска компьютеров в СССР можно было закрывать. Прогресс в производстве микросхем на Западе оставил далеко позади отечественную электронную промышленность в сфере выпуска СБИС. Непреодолимое технологическое отставание в микроэлектронике предприятий Советского Союза в сравнении с западными корпорациями сделало невозможным повторить на отечественной элементной базе следующую модель System/390 компании IBM. Еще до появления IBM System/390, ведущие сотрудники НИИЭВМ, отслеживая разработки западных интегральных схем для компьютеров, понимали, что очередной процессор мейнфрейма IBM в СССР уже воспроизвести не смогут. Поэтому, минские специалисты пошли на договоренности с IBM о поставке их фирменных процессоров для System/390 в, так называемом, нижнем белье. То есть, не в стандартном корпусном варианте, а в виде рамы, заполненной процессорными элементами. Наши разработчики проектировали для такой конструкции шкаф, крепления и прочую мелочь. В результате, по сути дела, в Минске собирались мейнфреймы на фирменных процессорах IBM, произведенных во Франции на заводе в городе Монпелье. Учитывая применение импортных элементов также и в периферийных устройствах, можно сказать, выпускалась IBM System/390 белорусской сборки. Было сделано несколько таких машин по заказу от военных организаций. Считалось, что это был лучший компьютер в рамках проекта ЕС ЭВМ. Одновременно, этой моделью разработки машин ЕС ЭВМ были прекращены. Как рассказывают ветераны отрасли, переломным моментом в полном конкурентном выигрыше IBM над советскими разработками в сфере мейнфреймов стал 1990-ый год.

Тем не менее, нельзя недооценивать роль ЕС ЭВМ в истории вычислительной техники. Развитие компьютерных систем ЕС ЭВМ имело как положительную, так и отрицательную сторону. К положительным моментам можно отнести особенности архитектуры мейнфреймов, которых нет в персональных компьютерах. Поэтому всегда будут сферы деятельности, в которых использование мейнфреймов останется предпочтительным. Кроме того, существовавшие при производстве ЕС ЭВМ в СССР взаимоотношения с заказчиками были очень выгодны таким структурам, как военные ведомства. Приемка ЭВМ осуществлялась целым подразделением заказчика, который пристально контролировал соблюдение всех своих требований к изготовлению, испытаниям и наработке на отказ. Сейчас к персональным компьютерам даже отечественной сборки такие требования и ответственность поставщика применить трудно. Есть мнение, что военные больше всех пострадали в части гарантий и уровня безопасности закупаемой компьютерной техники. Например, в России наиболее секретные сферы до сих пор используют ЕС ЭВМ. Некоторые минские программисты пенсионного возраста это знают точно, так как знакомые из России по старой памяти до сих пор им задают вопросы по управляющей программе таких машин. Так или иначе, но ЕС ЭВМ позволили развить направление совместимых компьютерных средств и разработать большое число унифицированных программ. А в искусстве программирования наши специалисты даже вышли на ведущие места в мире.

Отрицательное отношение потребителей к ЕС ЭВМ проявилось из-за неэффективного использования таких машин в народном хозяйстве. Во многом применение ЕС ЭВМ навязывалось предприятиям сверху, а их сотрудники не понимали преимуществ внедрения вычислительной техники и не хотели связываться с громоздкими машинами. Ну а самым плохим было то, что из-за планового характера экономики после выполнения всех забюрократизированных долговременных процедур развертывания ЕС ЭВМ, предприятие получало морально устаревшую систему.

Возникает еще один вопрос. Если таким странам, как Беларусь, явно нецелесообразно создавать собственную систему и школу альтернативной архитектуры ЭВМ, то почему в России, которой под силу такие проекты как продолжение ЕС ЭВМ, не стали развивать свои мейнфреймы? Ответ хоть и спорный, но связан с экономикой. Перестройка в 80-ых годах, а потом и экономический кризис в 90-ых увеличили технологическое отставание ЕС ЭВМ от западных аналогов. Предприятиям - потенциальным заказчикам пришлось решать другие задачи выживания, нежели внедрять мейнфреймы. Появились высокопроизводительные персональные компьютеры, которые создали иллюзию, что мейнфреймы больше не нужны. Плюс в 80-х годах началась якобы эра заката мейнфреймов. Спрос на них резко упал во всем мире. Но если у нас мейнфреймы пошли на слом и в течение 5-6 лет их по сути дела уничтожили, то на Западе такие ЭВМ не умерли. Они продолжают жить и решать важные задачи, скажем для банков. Компания IBM до сих пор не отказалась от разработки и производства мейнфреймов. После 90-ых даже наблюдается рост мирового спроса на мейнфреймы. Подводя итог, стоит отметить, что если бы промышленность СССР в 90-ые годы не вступила в глубокий экономический кризис, из-за которого свернули программы по разработке собственной вычислительной техники, то Россия, наверное, не отказалось бы от развития мейнфреймов для собственных нужд.


Теги: программирование, софт

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
 

*****